Каменев Сергей Наумович – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, заведующий сектором Пакистана Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока.

В последний год индо-пакистанские отношения достигли такого высокого уровня, который не наблюдался с самого раздела Британской Индии на два независимых государства – Индию и Пакистан. И даже террористические действия боевиков не смогли нарушить поступательный ход диалога между Дели и Исламабадом.

Подготовка аналитического материала по указанной теме в полной мере оправдана в первую очередь тем, что в последний год наметилось устойчивое позитивное поступательное движение вперед в отношениях Пакистана и Индии, которые практически с самого начала возникновения в 1947 г. двух независимых государств (непосредственно Индии и Пакистана) носили крайне напряженный характер. Достаточно назвать ожидаемую обеими сторонами встречу 15 июля с.г. министров иностранных дел двух стран, в ходе которой планируется рассмотреть в совокупности практически все проблемы двусторонних отношений, включая, естественно, и кашмирскую.

Мы не ставим своей целью проанализировать исторический фон, на котором происходило развитие эти двусторонних отношений за более, чем 60-летний период. Достаточно обратиться в этой связи, например, к опубликованной недавно всеобъемлющей работе «История Пакистана», подготовленной ведущими российскими специалистами по Пакистану В.Я.Белокреницким и В.Н.Москаленко [1]. Или к исследованию «Южная Азия в мировой политике», написанному теми же авторами, а также одним из видных российских индологов Т.Л.Шаумян [2].

Считаем целесообразным проанализировать лишь события, происшедшие в пакистано-индийских отношениях в ХХI в., сосредоточив, естественно, основное внимание на их состоянии в последний год и возможный сценарий развития в ближайшей перспективе. Отметим лишь, что политологам, даже не занимающимся конфликтами в Азии, хорошо известно, что для двух наиболее крупных южноазиатских государств их двусторонние отношения являются приоритетными во внешнеполитической сфере. Особенно после целого ряда вооруженных конфликтов в прошлом веке – кровопролитные столкновения в ходе раздела Британской Индии в 1947-1948 гг., война между этими странами осенью 1965 г., вооруженный конфликт в конце 1971 г. в ходе раздела Пакистана непосредственно на Пакистан и Бангладеш и т.д.

В завершающейся декаде нынешнего столетия наиболее серьезный конфликт в отношениях этих двух государств возник в 2002 г., когда в мае указанного года кашмирские боевики, одетые в форму индийских солдат, устроили буквально кровавую резню в Кашмирской долине, за которую идет спор. Тогда в ходе боев погибли сотни мирных жителей. Индийская сторона обвиняла Пакистан в подготовке и отправке боевиков, в свою очередь Пакистан категорически отвергал такого рода обвинения в свой адрес и сваливал всю вину за случившееся на Дели. Но факт оставался фактом, серьезное вооруженное столкновение имело место и, что самое опасное, обе стороны открыто говорили о возможности локального применения ядерного оружия.

Еще в конце марта 2002 г. директор ЦРУ Джордж Тенет заявил, что существует реальная опасность начала войны. Выступая позднее перед Комиссией по международным делам и вооруженным силам в Сенате он подчеркнул: «Если Индия начнет широкомасштабные наступательные операции в части Кашмира, находящейся под контролем Пакистана, то Исламабад может нанести ответный удар, исходя из расчета, что ядерная угроза ограничит возможности индийского наступления» [3].

К счастью, подобные потенциальные действия с обеих сторон были довольно быстро предотвращены, начиная с состоявшегося в Алма-Ате в начале июня 2002 г. Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, в ходе которого руководителям России и Китая В.В.Путину и Цзянь Цзэминю удалось, как представляется, довести до лидеров Пакистана (Первез Мушарраф) и Индии (Атал Бихари Ваджпаи) всю опасность перспективы бряцания ядерным оружием.

Посетивший тогда же обе страны министр обороны США Дональд Рамсфелд охарактеризовал ситуацию следующим образом: «Мы сейчас находимся в положении, когда вместо роста напряженности чувствуем настороженность, и надеемся, что со временем и это пройдет». Так или иначе угроза военного столкновения миновала. При этом, как явствует из заявлений индийского премьер-министра Атала Бихари Ваджпаи, Дели одержал «значительную победу без войны». А президент Пакистана Первез Мушарраф подчеркивает, что конфликта удалось избежать потому, что у его страны есть ядерное оружие. То есть обе стороны ставят себе в заслугу ослабление напряженности и обращают внимание на собственный выигрыш [4].

Мы не случайно уделяем столько внимания событиям 8-летней давности; дело в том, что после 1971 г. это было, пожалуй, наиболее опасное противостояние двух южноазиатских государств. Далее отношения между двумя странами можно скорее охарактеризовать как состояние холодной войны, хотя определенные позитивные всплески и негативные падения имели место быть.

Автору этих строк довелось побывать в 2003 г. в Азад Кашмире (часть Кашмира, находящаяся под контролем Пакистана) непосредственно на т.н. «Линии контроля», разделяющей Кашмир на индийскую и пакистанскую части и наблюдать своими глазами последствия жесткого военного противостояния в виде разрушенных зданий, других жилых помещений, воронки от снарядов, также многочисленные надписи на стенах домов и просто на бетонных блоках, установленных на самой линии контроля – «Enemy is watching» (Враг наблюдает).

Большое значение для снижения напряженности и развития добрососедских отношений имела встреча в Исламабаде в начале 2004 г. руководителей двух государств, в ходе которой было принято решение о проведении т.н. «Комплексного диалога» между двумя странами. В данном случае подразумевалось проведение переговоров на политическом уровне практически по всем межгосударственным вопросам, а именно: Кашмирская проблема, спор по поводу принадлежности ледника Суачин, водораздел вод реки Инда и впадающих в него ряда рек, терроризм и экстремизм, наркотрафик, торгово-экономическое сотрудничество и т.д. Было также решено проводить соответствующие консультации на регулярной основе. Однако последнее решение почти не соблюдалось, что было следствием некоторых террористических акций как в Пакистане, так и в Индии, когда обе стороны обвиняли друг друга в их организации и проведении.

Переговорный процесс только-только начал набирать обороты, как в июле 2006 г. в индийском г.Мумбаи (ранее Бомбей) был совершен террористический акт, в результате которого погибли почти 200 человек. Индийская сторона немедленно обвинила Исламабад в прямом содействии кашмирским сепаратистам в его осуществлении и потребовала принять все меры к устранению трансграничного терроризма. К счастью благоразумие взяло верх, и уже после встречи лидеров двух государств в рамках Саммита неприсоединившихся государств в Гаване в сентябре того же года переговорный процесс возобновился. Среди принятых позднее решений одним из наиболее важных была борьба с терроризмом и экстремизмом путем (в том числе) обмена разведывательной информацией, а также согласования антитеррористических действий и расследований. По замыслу разработчиков такого рода решений их принятие должно способствовать устранению голословных обвинений друг друга в совершении террористических акций.

Увы, едва выдвинутые предложения стали реализовываться, как в том же Мумбаи через 2 с небольшим года (ноябрь 2008 г.) вновь прогремели взрывы в ряде отелей, вооруженные группы открыли стрельбу на улицах по мирным жителям. Были убиты в общей сложности почти 200 человек (в том числе свыше 20 иностранцев, проживавших в гостиницах) и несколько сотен ранены. Премьер-министр Индии Манмохан Сингх тут же объявил о причастности к этому теракту Пакистана, что, в общем, уже тогда стало традиционной позицией Индии. Такого рода обвинения сводились в первую очередь к тому, что террористы, действующие в индийской части Кашмира, проникают туда с территории Азад Кашмира, находящегося под пакистанским контролем [5].

Естественно, что официальный Исламабад сразу же отверг эти обвинения. Министр обороны страны Ахмед Мухтар твердо заявил, что Пакистан не имеет ни малейшего отношения к этим терактам. К этому он добавил в своем интервью представителям индийских СМИ, что такие обвинения, не имеющие под собой никакой основы, полностью подрывают все то позитивное, что было создано в двусторонних отношениях за последние годы [6]. Добавим к этому, что в тот же день, 27 ноября 2008 г. президент Пакистана Асиф Али Зардари и премьер-министр Сайед Юсуф Раза Гилани выразили глубокие соболезнования индийскому народу и руководству страны в связи с произошедшей трагедией.

После этого холодная война между двумя странами едва не превратилась в «горячую». В докладе разведывательного управления ЦРУ по Южной Азии отмечалось, что «вооруженные силы Индии практически готовы к проведению военной операции против Пакистана и ждут лишь сигнала от руководства страны к её проведению, а силы безопасности Индии на Линии контроля в Кашмире постоянно находятся в повышенной боевой готовности»; индийские истребители стали открыто и регулярно нарушать воздушное пространство Пакистана вблизи индо-пакистанской границы [7].

Попытки обвинить именно Пакистан в организации теракта в Мумбаи напрямую связаны с утверждением индийской стороны, что таким путем Исламабад стремится (руками исламистских боевиков) «отомстить» Индии за чудовищный взрыв 20 сентября 2008 г. в лучшей гостинице пакистанской столицы «Марриотт», в результате чего погибли 53 человека (в том числе иностранцы, среди которых был посол Чехии в Пакистане) и свыше 200 ранены. И хотя практически сразу ответственность за совершенный теракт взяла на себя ортодоксальная исламская группа «Федаин-и-Ислам» (которую подозревают в тесных связях с «Аль Каидой») пакистанские спецслужбы полагают, что здесь отнюдь не следует исключать руку индийских экстремистов [8].

Мы привели здесь наиболее тяжелые террористические акты, осуществленные в обеих странах. Число мелких акций подобного рода исчисляется сотнями (в первую очередь, например, отметить беспрецедентную террористическую атаку на индийский парламент в декабре 2001 г.). И во многих случаях как Пакистан, так и Индия обвиняют друг друга в пособничестве в их проведении на территории той и другой страны. Снятие вопросов и претензий в этой и многих других областях двусторонних отношений были в центре внимания в ходе встреч официальных лиц на самых разных уровнях в 2009 г. и в первые 6 месяцев текущего года. Отметим и проанализируем некоторые, наиболее значимые из них.

После упоминавшегося выше теракта в Мумбаи мирный диалог между двумя странами был прерван по инициативе индийской стороны в декабре 2008 г. Одновременно была заморожена двусторонняя торговля между странами. Премьер-министр Индии Манмохан Сингх однозначно обвинил Пакистан в том, что он позволил террористам осуществлять подготовку к проведению взрывов в этом индийском городе на пакистанской территории. Справедливости ради отметим здесь же, что, если даже эти обвинения в адрес Исламабада и справедливы, то руководство Пакистана было в значительной степени лишено возможности пресечь такого рода подготовку, поскольку она осуществлялась в районах, расположенных вблизи афганской границы в Хайбер Пахтунхва (ранее провинция СЗПП), где федеральные законы почти не действуют, и возможности для действий федеральных сил там крайне ограничены. Но в данном случае для нас важно то, что пакистано-индийские переговоры по существующим проблемам в двусторонних отношениях были прерваны, причем прерваны на неопределенное время, несмотря на все заверения Исламабада в его полной непричастности к индийской трагедии [9].

Одновременно Дели прониклось глубокой симпатией к Соединенным Штатам; при этом наблюдалось ответное влечение Вашингтона к Индии в самых разных сферах. Буквально сразу после осуществления теракта в Мумбаи тогдашний посол США в Индии Дэвид Малфорд полностью поддержал Индию в вопросе о «привлечении к судебной ответственности лиц, причастных к атакам в этом мегаполисе, в результате которых были убиты шесть граждан США. Если американцы были убиты, тогда США обязаны провести расследование убийства», заявил посол [10]. США предложили расширить сотрудничество в области использования атомной энергии (соответствующее Соглашение было ранее подписано в июле 2005 г. и позднее ратифицировано Конгрессом США и Индийским парламентом в 2008 г.), на что индийские бизнесмены, заинтересованные в реализации этого проекта, отреагировали почти сразу, вложив от 1 до 5 млн долл. в Фонд Хиллари Клинтон, а МАГАТЭ дало согласие в конце января 2009 г. (правда, под немалым давлением США) на импорт Индией ядерных материалов и технологий [11].

Заметим, забегая несколько вперед, что Вашингтон всегда подталкивал оба южноазиатских государства к проведению мирных переговоров по всем спорным вопросам двусторонних отношений. В конце июня 2009 г. в ходе внешнеполитических слушаний в Конгрессе США помощник Госсекретаря по Южной и Центральной Азии Роберт Блейк заявил, что «Индия и Пакистан стоят перед лицом общих проблем, и мы будем поддерживать продолжающийся диалог с тем, чтобы найти совместное решение вопроса о борьбе с терроризмом и обеспечении региональной безопасности». Позднее он отверг опасения Индии, что американская финансовая помощь Исламабаду может быть направлена на укрепление военной мощи Пакистана против Индии [12]. (Однако США не смогли устранить полностью настороженность Дели в этом направлении, в результате чего Индия увеличила в июле 2009 г. на 34% свои военные расходы - до 29,4 млрд. долл. по сравнению с объявленными ранее в феврале 2009 г. наметками бюджета на 2009/10 финансовый год) [13].

Правда, и Россия пыталась вернуть процесс нормализации отношений двух стран в мирное русло. Это, в частности, произошло на саммите государств-участниц ШОС 16 июня прошлого года в Екатеринбурге, где прошла встреча президента Пакистана Асиф Али Зардари и премьер-министра Индии Манмохан Сингха. Но, как и следовало ожидать, усилия двух сверхдержав не привели к какому-либо заметному позитивному результату [14].

Однако вернемся непосредственно к пакистано-индийским отношениям.

Лишь в феврале 2009 г. наметилось незначительное снижение напряженности в отношениях двух южноазиатских государств, о чем заявил начальник штабов сухопутных войск Индии генерал Дипак Капур в своем интервью газете «Хиндустан Таймс», хотя и заметил одновременно, что силы безопасности полностью готовы к возможной инфильтрации боевиков с территории Пакистана в Индию, особенно с учетом того, что после зимы открылись перевалы в Гималаях [15]. И тем не менее, уже в мае того же года, когда пост министра иностранных дел Индии занял С.М. Кришна (бывший главный министр штата Карнатака), последний заявил на пресс-конференции по случаю его назначения, что Индия готова протянуть руку дружбы Пакистану и подчеркнул при этом, что «мы хотим жить в мире и согласии с нашими соседями и готовы для этого создать свободную от любой напряженности зону, естественно, такое возможно в случае, если Пакистан уничтожит лагеря подготовки террористов на своей территории» [16]. Тогда же Пакистан, со своей стороны, решил поставить перед Индией вопрос о необходимости возобновления переговоров о распределении в рамках постоянно действовавшей двусторонней Комиссии по распределению водных ресурсов, что означало готовность Исламабада к дальнейшим переговорам по целому ряду других спорных вопросов, существующих в двусторонних отношениях.

Дальнейшее развертывание событий подтвердило на практике непримиримую позицию обеих сторон, что произошло в Египте в ходе 15-го саммита Движения неприсоединения 16-17 июля 2009 г. Выступая на словах формально за возобновление «комплексного диалога», оба премьер-министра не отказались от обвинений в адрес друг друга, хотя и преподносилось это в косвенной форме (и одновременно делались реверансы в адрес друг друга – Индия стремится к сотрудничеству с Пакистаном во всех областях, а Пакистан, соответственно, также хочет этого же) – необходимость борьбы с экстремизмом и терроризмом, достижение стабильного мира в регионе, необходимость решения всех спорных вопросов мирным путем, развитие сотрудничества в рамках Юг-Юг и т.п., подразумевая, что та (или другая) сторона не готова к такого рода действиям.

Впрочем, этого и следовало ожидать, поскольку в ходе состоявшейся накануне встречи заместителей министров иностранных дел двух государств последние так и не смогли выработать согласованный подход к возобновлению «Комплексного диалога», а на следующий день встреча двух премьеров лишь подтвердила этот факт, хотя, например, американские СМИ широко цитировали высказывание Хилари Клинтон об успехе двусторонних переговоров. А во время своего 5-ти (!) дневного визита в Индию в июле 2009 г. госсекретарь США всячески призывала Индию отбросить в сторону межгосударственные разногласия и оказать максимальную помощь Пакистану в его борьбе с терроризмом [17]. Любопытно отметить, что бывший президент Пакистана Первез Мушарраф в своем интервью индийскому телевидению во время египетского саммита подчеркнул, что основная угроза Пакистану исходит вовсе не от Индии, а от движения «Талибан» и террористов «Аль-Каиды» [18].

Серьезным шагом вперед в улучшении двусторонних отношений стало выступление Манмохан Сингха в Сринагаре (наиболее крупном городе индийского штата Джамму и Кашмир) в конце октября 2009 г., в котором он четко обозначил готовность Индии рассматривать в ходе переговоров в том числе и кашмирскую проблему, являющуюся до сих пор краеугольным камнем в отношениях между двумя странами. Эти слова индийского премьера не прошли незамеченными для Исламабада, что официально подтвердил на брифинге пресс-секретарь МИД Пакистана; он же озвучил готовность пакистанского руководства возобновить «комплексный диалог» с Индией [19].

Не менее значимыми относительно позитивных перспектив двусторонних отношений были высказывания Манмохан Сингха в том же городе в июне 2010 г., когда индийский премьер вновь подчеркнул, что «комплексные переговоры с Пакистаном ведут к решению “застарелых проблем” и полностью соответствую интересам Индии. Это поможет создать такую обстановку, когда народы, проживающие по обе стороны от Линии контроля (в Кашмире – С.К) могут жить в мире, гармонии и трудиться вместе» [20].

Нельзя не отметить, что в ходе своих зарубежных визитов индийские руководители перестали использовать жесткие (и даже просто негативные) формулировки в отношении Пакистана. В частности, в ходе визита в начале июня 2010 г. министра иностранных дел Индии С.М.Кришны в Вашингтон последний как раз наоборот - отзывался весьма позитивно о проводимой Пакистаном внешней политике, не акцентируя внимание (как это раньше было не раз) на недостаточной борьбе Исламабада с терроризмом. Более того, в процессе переговоров с Бараком Обамой глава индийского внешнеполитического ведомства особо подчеркнул «необходимость улучшения отношений с Пакистаном после более, чем 60 лет войны, напряженности и взаимных подозрений» [21].

Эти и некоторые другие обоюдные устремления обоих государств к снижению напряженности в очередной раз всячески приветствовал Вашингтон. Ранее, в своем интервью агентству новостей «Фокс Ньюс» советник по вопросам национальной безопасности президента США Джеймс Джонс заявил, что Барак Обама всецело приветствует любые позитивные шаги двух государств, направленные на повышение безопасности в южноазиатском регионе, особенно учитывая наличие у Индии и Пакистана ядерного оружия [22]. А сейчас и американский президент, и госсекретарь Хиллари Клинтон видят, как заявил в своем публичном выступлении помощник госсекретаря по Южной Азии Роберт Блейк по окончании визита С.М.Кришны в США, что процесс позитивного развития индо-пакистанских отношений явно набирает обороты [23].

Мы не касаемся здесь торгово-экономических отношений двух государств, поскольку это – тема отдельной статьи. Однако стоит заметить, что как бизнесмены двух стран, так и руководители этих государств неоднократно высказывали мнение, что, несмотря на сложности политических взаимоотношений, и торговые связи, и иные экономические контакты ни в коей мере не должны страдать [24]. В подготовленном несколько месяцев назад докладе Плановой комиссии Индии отмечалось, что сейчас как никогда есть все условия для существенного расширения двусторонней торговли, объем которой составляет в настоящее время около 2 млрд долл., но может быть реально увеличен в течение нескольких лет до 3 млрд долл., а в дальнейшей перспективе и до 10 млрд долл. [25]. Правда, с нашей точки зрения последняя цифра выглядит явно нереальной.

Подводя краткий итог сказанному заметим, что сейчас пакистано-индийские отношения достигли такого высокого уровня, который не наблюдался после раздела в 1947 г. колониальной Индии непосредственно на Индию и Пакистан. И даже террористические действия боевиков (в частности, взрывы в Мумбае в ноябре 2008 г.) не смогли нарушить поступательный процесс их развития. Представляется, что нынешнее руководство обоих государств всерьез настроено на то, чтобы попытаться индия и пакистан современные отношения урегулировать отношения между двумя странами, даже несмотря на существующие серьезные разногласия по основной проблеме – кашмирской.

Примечания:

[1] В.Я.Белокреницкий, В.Н.Москаленко. История Пакистана. ХХ век. М., ИВ РАН, «Крафт+», 2008.

[2] В.Я.Белокреницкий, В.Н.Москаленко, Т.Л.Шаумян. Южная Азия в мировой политике. М., «Международные отношения», 2003.

[3] Цит. по: «Le Monde». 1.06.2002. Краткий анализ как этого конфликта, так и его предыстории дан в статье В.Н.Москаленко «Спор между Индией и Пакистаном изначально носит межцивилизационный характер». «Независимая газета», 14 июня 2002 г.

[4] Цит по: Владимир Москаленко. «Кашмирскую проблему все же придется когда-то решать». - «Независимая газета». 2 июля 2002 г.

[5] Подробнее см.: В.И.Сотников. «Кто стоит за терактом в Мумбаи?». www.iimes.ru. 28 ноября 2008 г. Н.А. Замараева. «Индо-пакистанские отношения после теракта в Мумбае». www.iimes.ru. 4 декабря 2008 г.

[6] The News. 28.11.2008.

[7] The News. 20.12.2008. The News. 13.12.2008.

[8] Dawn. 23.09.2008.

[9] См.: Dawn. 25.01.2009., Dawn. 28.01.2009., The News. 29.01.2009. Pakistan. Times. 31.01.2009. Dawn. 3.02.2009.

[10] Цит. по: Н.А. Замараева. «Пакистано-индийские отношения: конфликт исчерпан или новый виток напряженности?» www.iimes.ru. 9 января 2009 г.

[11] Business Recorder. 23.01.2009. Dawn. 31.01.2009.

[12] Dawn. 29.06.2009. Pakistan Times. 2.07.2009.

[13] Основную их часть планировалось направить на закупки современных видов вооружений – 126 современных истребителей на сумму в 12 млрд долл., авианосца, вертолетов, артиллерийских орудий, стрелкового оружия, модернизацию уже существующих различных систем вооружений. - Dawn. 7.07.2009.

[14] Подробнее см.: Н.А. Замараева. «Пакистан: «перезагрузка» отношений с Индией». www.iimes.ru. 1 августа 2009 г.

[15] Hindustan Times. 31.01.2009.

[16] Dawn. 24.05.2009. Dawn. 28.05.2009.

[17] Dawn. 16.07.2009. Daily Mail. 17.07.2009.Washington Post. 18.07.2009. The News. 18.07.2009. Dawn. 22.07.2009.

[18] Dawn. 17.07.2009.

[19] Pakistan Times. 30.10.2009. Times of India. 30.10.2009.

[20] Цит. по: Business Recorder. 8.06.2010.

[21] Цит. по: Dawn. 5 Jun, 2010.

[22] Dawn. 6.12.2009.

[23] The News. 9.06.2010.

[24] Shahid Javed Burki. “Pakistan, India and Regional Cooperation”. «South Asian Journal». No. 4, April – June, 2004, p. 57-70. Saad Hasan. «Indian Business Houses want trade with Pakistan: Hashwani». - The News. 27.12.2009. Mohsin S. Jaffri. «Beginning with business». – “Business & Finance Review”. 1.02.2010. «Indo-Pak trade can grow upto bn: Indian envoy». - Dawn. 9.06.2010. «Trade between Pakistan, India: businessmen can create win-win situation, says Sabharwal». – Business Recorder. 10.06.2010.

[25] Dawn. 9.06.2010.

Институт Ближнего Востока, 25.04.2010

 

Читайте также на нашем сайте:

«Внешняя политика Индии и воздействие на нее внутренних факторов» Сергей Лунев

«Кризис пакистанской государственности: приметы и последствия» Вячеслав Белокреницкий

«Гибель Бхутто и судьба Пакистана» Вячеслав Белокреницкий

«Индия и политическое равновесие» Cи Раджа Мохан


Источник: http://www.perspektivy.info/book/o_pakistano-indijskih_otnoshenijah_2010-06-21.htm


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Взаимоотношения Индии и Пакистана в ХХ в. Курсовая работа (т) Как сделать прозрачную карамель для торта

Индия и пакистан современные отношения Индия и пакистан современные отношения Индия и пакистан современные отношения Индия и пакистан современные отношения Индия и пакистан современные отношения Индия и пакистан современные отношения

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ